Беранже Соньер
Изучаем Код да Винчи - по следам книги Дэна Брауна
Франсуа Беранже Соньер
священник церкви Святой Марии Магдалины в Ренн-ле-Шато

Francois Berenger Sauniere
 
Беранже Соньер
Франсуа Беранже Соньер
1852-1917
 

Франсуа Беранже Соньер родился 11 апреля 1852 года
в Монтазельсе (Montazels), Франция.

Он был самым старшим из семи детей. А у Маргариты Хьюс и Джозефа Соньера (1823-1906) было три сына (Альфред, Мартиал, Джозеф) и три дочери (Матилда, Аделайн, Мэри-Луиза). Его отец был мэром Монтазельса. Он также управлял мучным заводом и был стюартом замка Маркиза de Казермажу (Marquis de Cazermajou). Все три сына много и усердно учились. Альфред стал священником, Джозеф хотел быть врачом, но умер в 25 лет. Беранже был высокомерным, независимым фундаменталистом. Он воостал против иерархии. Он был атлетом с глубокими глазами. Он пошел в школу в Cен Луи в Лимоксе (St. Louis in Limoux). В 1874 году он поступил в семинарию в Каркассоне и закончил ее как священник в июне 1879 года. Он был священником в Алет (Alet) с 16-го июля 1879 года по 1882 год, затем священником в церковном округе Клат (Clat)(282 жителя) с июня 1882 по 1885 года.
Беранже преподавал в семинарии в Нарбонне (Narbonne), но 1 июня 1885 года он был назначен на Ренн ле Шато, где проживало тогда 298 жителей. Он был антиреспубликанцем, и ему с 1 декабря по июль 1886 года пришлось оставить епархию. В этот период он снова давал уроки в семинарии Нарбонны. Поскольку сельские жители хотели, чтобы он возвратился, префект передумал и призвал его обратно. В мае 1890 года, он также служил мессу по воскресеньям в Антунаке (Antugnac). В пятьдесят лет он имел стеклянный глаз. Он часто играл лотерею.
Имел неоднозначные отношения с Мари Денарно (Marie Denarnaud). Когда он прибыл в селение, он жил с семейством Мари в пресвитерии, но поскольку он не ужился с ее матерью, он уехал и жил в здании, которое построил рядом с кладбищем.
Беранже Соньер ушел в отставку 1 февраля 1909 года и больше не был священником до 1911 года. Ему предъявляли иск за торговлю в массах в 1915 году. Он прожил остальную часть своей бедной жизни, продавая религиозные медали и четки раненным солдатам, которые были размещены в Campagne les Bains. Он обвинялся также в контактах с немецкими шпионами.
17 января 1917 года с ним случился удар, и он умер 22 января.
После его смерти, многие книги из его библиотеки были куплены британской организацией Международной Лиги Антикварных Продавцов книг, которая также выкупила библиотеку Отца Хоффета.

 
Подпись Беранже Соньера
 
 
 

Не секрет, что Дэн Браун, прежде чем писать "Код да Винчи", хорошенько изучил работу Майкла Баджента, Ричарда Ли и Генри Линкольна "Священная Кровь и Священный Грааль", увидевшую свет еще в 1982 году. Похоже эта книга произвела огромное впечатление на Брауна, так как не только в содержании "Кода да Винчи", но и в самом названии романа, и в именах героев присутствует символизм.
Капитан Безу Фаш, например, получил свое имя от одноименного названия горы неподалеку от деревни Ренн-ле-Шато на юге Франции. На этой горе, в замке когда-то жили тамплиеры и, поговоривают, что они прятали там свои сокровища.
А вот маленькая деревушка Ренн-ле-Шато и ее окресности является одним из самых загадочных мест в истории о катарах, тамплиерах и Ордене Сиона. Здесь жил и работал с 1885 по 1917 года таинственный священник Беранже Соньер, имя которого и в наши дни будоражит воображение искателей сокровищ. Он был обычным священником, пока не нашел четыре старинных зашифрованных свитка. . .
И, как вы уже догадались, именно реальный Беранже Соньер дал имя нашему скоропостижно скончавшемуся вымышленному герою - куратору Лувра и великому магистру Приората Сиона Жаку Соньеру. И связь эта не случайна . . .

О загадочном священнике Беранже Соньере и его тайнах
рассказывает нам отрывок из книги "Священная Кровь и Священный Грааль":

 

Отрывок из книги Майкла Баджента, Ричарда Ли и Генри Линкольна
"Священная Кровь и Священный Грааль"

Глава 1 - ТАЙНА

Район Ренн-ле-Шато
на карте Франции
1 июня 1885 г. маленький приход Ренн-ле-Шато получил нового священника. Беранже Соньеру тридцать три года. Он красив, крепкого сложения, энергичен и очень умен. Еще совсем недавно, обучаясь в семинарии, он производил впечатление человека, которому уготована блестящая карьера, гораздо лучшая, чем та, которая ждала его в этой деревушке, затерянной у подножия Восточных Пиренеев. Быть может, он чем-то разочаровал свое начальство? Этого мы не знаем, но он должен был отказаться от всякой мысли о повышении, и возможно, что его отправили в Ренн-ле-Шато, чтобы попросту от него избавиться.
В Ренн-ле-Шато жило всего двести человек. Это была маленькая деревенька, взобравшаяся на вершину холма, в 40 километрах от Каркассона. Для любого другого человека этот забытый уголок, удаленный от всякой цивилизации и от образа жизни, необходимого для любознательного ума, был бы равнозначен изгнанию, и, безусловно, честолюбию Соньера был нанесен тяжелый удар. Но будучи уроженцем этих мест, родившийся и выросший в нескольких километрах от деревни Монтазель, он умел извлечь из своего положения кое-какие выгоды - вроде компенсации, и вскоре почувствовал себя в знакомых ему окрестностях Ренн-ле-Шато как дома.
 
 

В период с 1885 по 1891 гг. доход священника составлял чуть больше 60 франков в год. Не слишком роскошно, но все же лучше, чем обычное жалованье сельского кюре в конце прошлого века. Если прибавить к этому "натуральные" дары прихожан, то этой суммы вполне хватало на мелкие повседневные расходы, при условии, конечно, что не будет никаких излишеств.
В течение шести лет Беранже Соньер живет тихо и спокойно. Он охотится в горах и удит рыбу в речках, знакомых ему с детства, читает, совершенствуется в латыни, учит греческий язык, пробует изучить древнееврейский. У него есть служанка, молодая крестьянская девушка восемнадцати лет по имени Мари Денарно (Marie Denarnaud), которая до конца останется его товарищем и доверенным лицом. Он часто навещает своего друга аббата Анри Буде, кюре из соседнего селения Ренн-ле-Бэн; вместе они следуют по таинственным извилистым дорогам окружающей их со всех сторон истории этого края.

Гора Безу
Гора Безу в окрестностях деревни Ренн-ле-Шато

В нескольких километрах к юго-востоку от Ренн-ле-Шато, на холме Безю (Безу), находятся развалины средневековой крепости, бывшего командорства тамплиеров. В другом направлении, не очень далеко и тоже расположенные на возвышенности, находятся руины фамильной резиденции Бертрана де Бланшфора, четвертого великого магистра ордена Храма в середине XII века. Ренн-ле-Шато стоит на дороге, по которой в старину проходили паломники и которая связывает Северную Европу с городом Сантъяго-де-Компостела в Испании, и вся эта местность изобилует легендами и отголосками прошлого, столь же богатого, сколь и трагического, кровавого.

 
Именно в это время Соньер мечтает реставрировать деревенскую церковь; она сооружена в VIII или IX веке, но построена на старинном фундаменте, относящемся еще к эпохе вестготов, и в конце текущего XIX века находится в почти безнадежном состоянии.
В 1891 г., ободренный своим другом Буде, Соньер занимает немного денег у своих прихожан и предпринимает попытку хотя бы самой скромной реставрации.
По ходу работ ему пришлось перенести на другое место алтарный камень, покоившийся на двух колоннах, оставшихся от эпохи вестготов; одна из этих колонн оказалась полой, и внутри деревянных запечатанных трубок Соньер находит четыре пергаментных свитка. Три документа содержат генеалогические древа: одно из них датировано 1243 годом и имеет печать Бланки Кастильской, второе - от 1608 года с печатью Франсуа Пьера д'0тпуля, третье - от 24 апреля 1695 года с печатью Анри д'0тпуля. Четвертый документ, исписанный с обеих сторон, подписан каноником Жан-Полем де Негр де Фондаржаном и относится к 1753 году.
Похоже, что эти документы были спрятаны около 1790 года аббатом Антуаном Бигу, предшественником Соньера в приходе Ренн-ле-Шато. Кстати, аббат Бигу был личным капелланом семьи Бланшфор, которая накануне Революции еще считалась одним из самых крупных землевладельцев в этих краях.
В последнем документе содержались отрывки из Нового Завета на Латинском языке. Только на одной стороне пергамента слова были расположены непоследовательно, без пробелов между ними, и в них были вставлены лишние буквы; на обратной стороне строчки были оборваны, расположены в полнейшем беспорядке, и некоторые буквы были написаны над другими. Очевидно, что это были различные шифры, и некоторые их них очень сложные, и без ключа расшифровать их было невозможно.
 
  Позже они будут фигурировать в работах, посвященных Ренн-ле-Шато, и в фильмах, снятых Би-Би-Си; представлены они будут следующим образом:
B RG R PAS D T NTATION QU POUSSIN T NI RS GARD NT LA CL F PAX DCLXXXI PAR LA CROIX T C CH VAL D DI U J'ACH V C DA MON D GARD N A MIDI POMM S BL U S (ПАСТУШКА НЕТ СОБЛАЗНА ЧТО ПУССЕН ТЕНЬЕ ХРАНЯТ КЛЮЧ PAX DCLXXXI КРЕСТОМ И ЭТОЙ ЛОШАДЬЮ БОГА Я ДОБИВАЮ ЭТОГО ДЕМОНА ХРАНИТЕЛЯ В ПОЛДЕНЬ СИНИХ ЯБЛОК).
Если этот текст безнадежно запутан и непонятен, то другие имеют хоть какой-то смысл; например, на вторам документе из букв, написанных над словами, складывается следующее послание:
A DAGOB RTII ROI T A SION ST C TR SOR T IL ST LA MORT (ДАГОБЕРУ II КОРОЛЮ И СИОНУ ПРИНАДЛЕЖИТ ЭТО СОКРОВИЩЕ И ОНО ЕСТЬ СМЕРТЬ)
Мы не знаем, как отреагировал Соньер на эти таинственные знаки, ведь с тех пор прошло около ста лет; возможно, он сознавал, что открыл нечто важное, и поэтому, с согласия деревенского мэра, отвез документы епископу Каркассона. Мы так же не знаем, что подумал этот выдающийся церковный деятель при виде документов, но он тут же посылает священника в Париж, оплатив ему дорожные расходы, с поручением показать документы некоторым высокопоставленным духовным лицам. Среди них - аббат Бьей, директор семинарии Сен-Сюльпис, и его кузен Эмиль Оффе, готовящийся стать священником. Ему всего двадцать лет, но у него уже репутация знатока лингвистики, криптографии (тайнописи) и палеографии; кроме того, несмотря на его призвание к духовному сану, все осведомлены о его склонности к эзотеризму и о его тесных связях с различными тайными обществами и сектами, занимающимися оккультными науками, которых тогда в Париже было великое множество. Он также входит в культурный кружок, членами которого являются Стефан Малларме, Морис Метерлинк, Клод Дебюсси и знаменитая певица Эмма Кальве, верховная жрица этого в некотором смысле подпольного общества.
  Eglise Sainte-Marie-Madeleine
Интерьер церкви
Святой Марии Магдалины
в Ренн-ле-Шато
Eglise Sainte-Marie-Madeleine
Пастухи Аркадии - Николы Пуссена - УВЕЛИЧИТЬ
Никола Пуссен (1594-1665)
«Пастухи Аркадии» (1637-1639)
<увеличить>
«Les Bergers d'Arcadie» de Nicolas Poussin


Три недели Соньер проводит в Париже. Если мы не знаем, какие толки вызвало появление документов, зато мы знаем, что кружок Эмиля Оффе принял деревенского священника с распростертыми объятиями; ходили также слухи, что он быстро стал любовником Эммы Кальве и что она была им очень увлечена. Действительно, в течение следующих лет она регулярно наносила ему визиты в Ренн-ле-Шато, и еще недавно можно было разглядеть их инициалы, высеченные на скале, переплетенные между собой и окруженные рамкой в виде сердца.
Во время своего пребывания в Париже Соньер посещает Лувр. Имеют ли эти визиты какое-либо отношение к трем картинам, репродукции которых он теперь ищет? Кажется, речь идет о написанном неизвестным художником портрете папы Целестина V, который в конце XIII в. находился недолгое время на престоле, затем об одной работе Давида Тенье - отца либо сына, - и о знаменитой картине Никола Пуссена "Пастухи Аркадии".

<Биография Никола Пуссена>
<Картина Никола Пуссена "Пастухи Аркадии">

  Вернувшись в Ренн-ле-Шато, Соньер продолжает реставрационные работы. Вскоре он извлекает из земли весьма интересную резную плиту, относящуюся к VII или VIII вв., возможно, закрывающую старинный склеп. Но вот еще более странные факты: например, на кладбище находится могила Марии, маркизы д'Отпуль де Бланшфор; надгробный камень был установлен около ста лет назад прежним кюре Антуаном Бигу. Надпись на нем, полная орфографических ошибок, есть точная анаграмма послания, содержащегося в одном из двух старых документов, составленных, очевидно, священником; в самом деле, если буквы надписи поменять местами, то мы снова увидим таинственный намек на Пуссена и Тенье.
Не зная, что надпись на могиле маркизы де Бланшфор была переписана в другом месте, Соньер ее уничтожает, и это надругательство над могилой не является единственным странным моментом в его поведении.

Начиная с этого времени, в сопровождении своей верной служанки он обходит шаг за шагом окрестности в поисках надгробных камней, которые, как кажется, представляются малоценными и малоинтересными. Он вступает в бешеную переписку со всей Европой и с совершенно неизвестными адресатами, которые дают ему возможность собрать значительную коллекцию почтовых марок. Затем он начинает какие-то не очень ясные дела с различными банками; один из них даже посылает из Парижа своего представителя, который проделывает путь до Ренн-ле-Шато с единственной целью заняться делами Соньера.
Только на почтовые марки Соньер тратит значительные суммы, намного превосходящие его скромные возможности. А начиная с 1896 г. он совершает необъяснимые и беспрецендентные траты, которые как окажется после его смерти в 1917 г, исчислялись многими миллионами франков.
Одна часть этих денег направлена на достойные похвалы работы по улучшению жизни в деревне: строительство дороги, водопровода. Другие расходы более непонятны, например, возведение на вершине горы Башни Магдала или строительство виллы Бетания, огромного здания, в котором Соньеру так и не доведется пожить.
Построенная Соньером Башня Магдала
Башня Магдала
в Ренн-ле-Шато
    Что касается церкви, то у нее появилось новое украшение, причем очень странное.
Над портиком выгравирована следующая надпись на латинском языке:
TERRIBILIS EST LOCUS IST (УЖАСНО МЕСТО СИЕ)
Прямо перед входом возвышается уродливая статуя, грубое подобие Асмодея, хранителя секретов и спрятанных сокровищ, а также, как говорится в одной иудейской легенде, строителя храма Соломона. На стенах церкви - дорога из крестов, вульгарная и вызывающая, прерываемая шокирующими изображениями, достаточно далекими от текста Священного Писания, признанного Церковью. Так, на восьмой картине нарисован младенец, завернутый в шотландский плед, а на четырнадцатой - тело Христа, уносимое в могилу, находящуюся в глубине темного ночного неба, освещенного полной луной; такое впечатление, что Соньер хотел что-то внушить, подсказать. Но что? То, что это положение во гроб имело место много часов спустя после того, как, согласно Библии, тело похоронили днем? Или же, что тело не опускают в могилу наоборот, оно выходит оттуда?
Не удовольствовавшись этим весьма любопытным украшением, Соньер продолжает бросать деньги направо и налево, покупая редкие китайские вещицы, дорогие ткани, античные мраморные поделки. Он строит оранжерею и зоологический сад, собирает великолепную библиотеку; незадолго до смерти он задумывает даже построить для своих книг хранилище, подобное огромной Вавилонской башне, с высоты которой он собирался читать проповеди. Он не пренебрегает и своими прихожанами, устраивая для них банкеты, делая им подарки; на их взгляд, он ведет себя как знатный средневековый сеньор, правящий своими подданными, сидя в неприступной крепости. Он принимает у себя знаменитых гостей: кроме Эммы Кальве, его посетили Государственный секретарь по делам культуры и, что особенно удивительно по отношению к простому деревенскому священнику, Эрцгерцог Иоганн Габсбургский, кузен австрийского императора Франца - Иосифа. Позже из банковских ведомостей станет известно, что в один и тот же день Соньер и эрцгерцог открыли два счета и что второй положил на счет первого солидную сумму.
Высшие церковные власти закрывают на все это глаза. Но после смерти старого начальника Соньера в Каркассоне новый епископ требует объяснений. Соньер высокомерно и с некоторой долей наглости сначала отказывается выдать происхождение своих денежных средств, потом отказывается передать ему деньги, как того желал епископ. Последний, не имея больше доводов, обвиняет Соньера в спекуляции предметами религиозного культа и при посредстве местного суда временно отстраняет его от должности. Соньер подает апелляцию в Ватикан, который сразу же снимает с него обвинение и восстанавливает его в прежнем звании.
 
Мари Денарно (Marie Denarnaud)
Мари Денарно
Marie Denarnaud
17 января 1917 г. на 65-ом году жизни с Соньером случается удар. Но эта дата весьма сомнительна. В самом деле, это то же самое число, какое высечено на одном из двух надгробных камней маркизы де Бланшфор, которое священник уничтожил, а также это праздник святого Сульпиция, с которым мы еще встретимся по ходу этой истории; к тому же Соньер отдал документы аббату Бьею и Эмилю Оффе именно в семинарии Сен-Сюльпис (св. Сульпиция). Самое любопытное в том, что касается удара, случившегося с Соньером 17 января, это то, что за пять дней до этого, 12-го числа, его прихожане отметили, что их кюре казался здоровым и цветущим; однако, по имеющейся у нас расписке, в этот же день, 12 января, Мари заказала гроб для своего хозяина...
Позвали священника из соседнего прихода, чтобы выслушать последнюю исповедь умирающего и соборовать его. Он закрывается в комнате с исповедуемым, но вскоре выходит оттуда, как свидетельствует один очевидец, в совершенно ненормальном состоянии. Другой утверждает, что больше никогда его не видели улыбающимся; третий, наконец, - что он впал в депрессию, длившуюся много месяцев. Вполне может быть, что все эти рассказы преувеличены, но известно совершенно точно, что в последнем причастии своему собрату священник отказал...
Итак, 22 января Соньер умирает, так и не получив отпущения грехов. На следующее утро его тело, одетое в великолепное платье, украшенное малиновыми шнурами с кисточками, было посажено в кресло на террасе виллы Бетания, и многочисленные посетители, среди которых было несколько неизвестных людей, проходили мимо один за другим, а некоторые даже отрывали от его одежды кисточки на память. Этой странной церемонии, которой до сих пор удивляются жители деревни, так и не было дано никакого объяснения.
Понятно, что все с нетерпением ожидали вскрытия завещания. Но ко всеобщему удивлению и разочарованию, Соньер объявлял в нем, что у него ничего нет.
Отдал ли он все свое состояние Мари Денарно, которая в течение тридцати двух лет служила ему и была его доверенным лицом, или же на имя служанки с самого начала была положена большая его часть?
Известно, что после смерти своего хозяина Мари продолжала спокойно жить на вилле Бетания до 1946 г. После второй мировой войны правительство пускает в обращение новые денежные знаки и, опасаясь контрабандистов, коллаборационистов и нажившихся на войне спекулянтов, обязывает всех французских граждан представить декларацию о доходах. Не слишком заботясь о том, что будут говорить люди. Мари выбирает бедность, и однажды кое-кто заметил, как в саду, окружающем виллу, она жгла толстые пачки старых денег. Семь следующих лет она живет в относительной нужде; продав виллу Бетания, она обещает новому владельцу, Ноэлю Корбю, перед смертью доверить некий "секрет", который сделает его не только богатым, но и могущественным. 29 января 1953 г. с ней, как и с ее хозяином, случается удар, которого никто не мог предвидеть, и вскоре она умирает, унося свою тайну в могилу.
 
  Вот в общих чертах история в том виде, какой она была опубликована в 60-х годах, когда мы с ней ознакомились. И теперь мы принимаемся за вопросы, которые поднимает форма изложения этих событий.
Прежде всего, каков источник дохода Соньера? Откуда взялось так внезапно огромное состояние? Дается ли этому хотя бы самое банальное объяснение или же оно заключает в себе нечто неожиданное? Подталкиваемые необычайной привлекательностью этой тайны, мы начали поиски.
Если верить тем любознательным людям, которые провели расследование до нас, то Соньер, по всей видимости, нашел сокровище. Простое и правдоподобное объяснение, тем более, что доказательством этому - история деревни и ее окрестностей, подтверждающая существование тайников с золотом и драгоценностями.
 
 

В давние времена местечко Ренн-ле-Шато почиталось кельтами как священное, а сама деревня, называвшаяся тогда Редэ, обязана своим именем одному из кельтских племен. Потом, в эпоху римского господства, после того как это место стало знаменитым, благодаря своим рудникам и горячим источникам, оно стало процветать; тогда оно тоже считалось священным, и еще долго после этого оставались там следы языческих храмов.

Деревня Ренн-ле-Шато, где жил Соньер
Деревня Ренн-ле-Шато

В VI в. деревня на вершине холма насчитывала около тридцати тысяч жителей. Возможно, это была северная столица империи, построенной вестготами-тевтонцами, пришедшими с востока, которые, разграбив Рим, захватили юг Галлии и обосновались по обе стороны Пиренеев.
В течение следующих пяти веков город был центром влиятельного графства Разес. Затем, в начале XIII в. внезапно с севера в Лангедок явилась целая армия с целью уничтожить ересь катаров; армия захватывает все, что находит на своем пути, и во время этого так называемого Альбигойского крестового похода вотчина Ренн-ле-Шато много раз переходит из одних рук в другие. Спустя сто двадцать пять лет, около 1360 г., местное население сильно сократилось из-за эпидемии чумы; чуть позже городок был разрушен бандой каталонских разбойников.
И во все эти повороты Истории вклинивается огромное число невероятных приключений с сокровищами.

 
 
При подготовке материалов страницы были использованы следующие материалы:
cathares.org
renneslechateau.com - сайт, посвященный деревне Ренн-ле-Шато и Беранже Соньеру

ИЗУЧАЕМ КОД ДА ВИНЧИ - оглавление
ИЗУЧАЕМ КОД ДА ВИНЧИ - алфавитный указатель
Главное меню ЭНЦИКЛОПЕДИИ
темы|понятия|род занятий|открытия|произведения|изобретения|явления
вид творчества|события|биографии|портреты|образовательный каталог|поиск в энциклопедии
Главная страница ЭНЦИКЛОПЕДИИ
Письмо администратору сайта Copyright © 2004-05 vlibs.ru
Design and conception BEstudio © 2004-05